Синопальников Ким Геннадьевич

Ким Геннадьевич Синопальников

Ким Геннадьевич Синопальников - кандидат технических наук, доцент кафедры безопасности производств и разрушения горных пород.

Ким Геннадьевич Синопальников родился 09.01.1926 г.

После окончания занятий в 31-й школе, которая располагалась на углу набережной Лейтенанта Шмидта и 10-й линии Васильевского острова, Ким вместе с тысячами ленинградских подростков, ставших уже на пятый день войны трудармейцами, со своими товарищами уехал на оборонительные работы под Лугой. В сентябре- октябре рыл окопы под Гатчиной. До этого обращался в военкомат с просьбой отправить его на фронт, но какой солдат из него в пятнадцать лет.

После окопных работ, - вспоминает он, - мы, подростки, помогали пожарным и бойцам местной противовоздушной обороны дежурить на крышах жилых домов, в школе. Мне лично удалось потушить семь зажигательных бомб. Опасное, должно быть, это занятие. Ведь авиационные немецкие «зажигалки» встречались большого, до полутонны, калибра и, в зависимости от снаряжения, могли создать не только пожары, но и поразить огнем людей. Мне и моим товарищам попадались небольшие бомбы. Расправлялись с ними запросто: хватали щипцами и окунали в бочку с водой или быстренько зарывали в песок... Приходилось бороться и с вражескими диверсантами. Не впрямую, конечно. Однажды, когда мы дежурили на крыше школы, то заметили, что из района площади Труда летят зеленые ракеты в сторону судостроительного завода. Мы незамедлительно сообщили об этом куда надо по телефону. Через какое-то время нам объявили благодарность за помощь в обнаружении сигнальщика.

Заниматься довелось не только дежурством на крыше.

Работал кухонным рабочим в детской столовой на 200 человек, которая располагалась на углу 14-й линии Васильевского острова . Обязанности вроде бы, нехитрые, но тяжелые для обессиленного организма. Да и чисто психологически оказывалось порою непросто. Выделили как-то мне и еще одному пареньку полусожженный деревянный дом для заготовки дров. Растаскивали мы горелые бревна и доски, пилили их, кололи. А когда разобрали завалы, то обнаружили под ними покойника... Или что такое, допустим, воды привезти? Бочка большая, на двести литров. Установишь ее на санках и тащишь к Неве. Черпаешь воду, а ее схватывает морозом, руки немеют, да и сдвинуть с места наполненную бочку иной раз было не под силу. Продукты тоже доставляли на санях , но лошади у нас не было. Со склада на 1-й линии пока довезешь – испереживаешься. Народ кругом голодный, непредсказуемый. Но, слава Богу, все обходилось…

Отсутствие тепла, воды, канализации, физическое истощение и тяжелейшие психические травмы от бомбежек и обстрелов не сломили стойкости ленинградцев. Невыносимо страдая от лютого холода в прокаленных морозом домах, обессилевшие горожане сжигали все: мебель, книги, оконные рамы и двери, деревянные перегородки, заборы. Вода, электроэнергия и отопление были отключены. Электроэнергии из-за нехватки топлива выработали в феврале 1942 года всего 2,4 процента к довоенному уровню. Это самый низкий показатель за всю блокаду. Но все же голод продолжал оставаться главным врагом – от него в феврале погибло 100 тысяч ленинградцев. А 7 февраля стало самым черным днем в потрясающей блокадной летописи – среднесуточное число умерших составило 4720 человек.

Первая блокадная зима, которую он пережил в Ленинграде, до того как эвакуироваться с родителями в Удмуртию, врезалась в память на всю большую жизнь.

После защиты дипломного проекта в Ленинградском горном институте в 1949 г. горный инженер К.Г.Синопальников накапливал жизненный и производственный опыт, работая на кафедре Разработки полезных ископаемых в ЛГИ, потом в Пермском политехническом институте, затем во ВНИИГалургия в Ленинграде и с 1981 г. вернулся на преподавательскую работу на кафедру Рудничной вентиляции и Охраны труда.

Только в 2004 году ему была вручена медаль «За оборону Ленинграда». Шесть десятилетий ушло на то, чтобы награда эта, пройдя череду архивных лабиринтов, чиновничьих согласований, нашла своего владельца.

Сегодня Ким Геннадьевич на пенсии (с 2008 г.). За плечами у него, выпускника Ленинградского горного института, нелегкая юность в военные годы и огромный трудовой опыт. Здоровья Вам, Ким Геннадьевич!